Идеи имеют значение! Гражданское общество в глобальной политике

Рафаэль Маркетти, профессор международных отношений Университета LUISS, Италия

Рафаэль Маркетти, профессор международных отношений Университета LUISS, Италия, специально для wpfdc.org

От понятия гегемонии Антонио Грамши до концепции мягкой силы Джозефа Ная, важность основополагающих идей в международных отношениях является в настоящий момент широко признанной. Без сомнения, танки и деньги по-прежнему крайне важны, однако представления о добре и зле все чаще признаются в качестве значимого фактора, определяющего поведение акторов мировой политики.

Идеи имеют значение не только потому, что они побуждают к действиям, но что еще более важно, потому что формируют наше понимание мира и, тем самым, в значительной степени предопределяют то, как мы, в свою очередь, понимаем и применяем военную и экономическую мощь.

В таком случае, чтобы как понимать, так и по возможности влиять на международные отношения, необходимо ответить на ключевой вопрос: у кого из акторов больше всего ресурсов для влияния на борьбу идей вне границ? Типичный ответ указывает на множество различных акторов: от религиозных лидеров до экспертных  сообществ, от активистов НПО до благотворительных фондов, от СМИ до социальных движений. В целом, мы можем кратко обозначить их, как организации транснационального гражданского общества.

Субъекты гражданского общества благодаря заявляемой ими независимости от частных и государственных интересов, как считается, обладают наилучшими возможностями для продвижения своих идей и защиты своих руководящих принципов. Напротив, авторитет правительств, распоряжающихся традиционно б?льшими ресурсами, постепенно ослабевает из-за вводящей в заблуждение политики двойных стандартов. Это, в конечном счете, становится причиной того, что акторы гражданского общества все чаще становятся объектом исследования для научного сообщества и объектом внимания со стороны политиков.

Более того, контуры глобализации наглядно продемонстрировали размытие монополии государств как акторов международных отношений, что отражает трансформацию пространственной структуры социальных отношений и взаимодействий, создающую трансконтинентальные или межрегиональные потоки и сети. Глобализация соединяет отдаленные сообщества и минимизирует территориальный фактор во властных отношениях, в то же время распространяя область их влияния за рамки традиционных национальных границ.

Нивелируя исключительное положение государственных акторов в международных отношениях, процесс глобализации, в то же время, открывает доступ в международное пространство новым общественным акторам. Среди негосударственных акторов можно выделить три категории: во-первых, ориентированные на общественный интерес неправительственные акторы, во-вторых, нацеленные на получение прибыли корпоративные акторы, и, в-третьих, общественные межправительственные организации. В настоящее время эти негосударственные структуры играют важную роль в международных отношениях не только потому, что они предоставляют опыт, компетенции и информацию (например, техническую помощь, оказываемую НПО в разработке программы развития), но и в связи с тем, что они влияют на политический дискурс, определение повестки дня и законотворчество (например, лоббирование интересов правозащитными организациями или сетями транснациональных корпораций), а также играют важную роль в осуществлении принятых решений (например, организации, предоставляющие услуги для гуманитарной деятельности).

В настоящее время широко признается, в частности, что глобальное или транснациональное гражданское общество играет значительную роль в глобальном управлении. За последние 30 лет, и в особенности после окончания Холодной войны, присутствие общественных организаций в международных отношениях становилось все более актуальным. Они играют определенную роль в определении повестки дня, развитии международного права и управления, транснациональной дипломатии, а также реализации и мониторинге решений ряда важнейших глобальных вопросов: от торговли до проблемы развития и сокращения бедности, от вопросов демократии до прав человека, от проблемы мира до экологии, от безопасности до информационного общества. Организации гражданского общества, таким образом, являются значимыми международными акторами в качестве защитников политических решений, поставщиков услуг, посредников в обмене знаниями и технологиями или просто регуляторов и надзорных органов, следящих за государственными и межправительственными действиями.

Основным направлением для приложения усилий гражданского общества в международных отношениях является установление транснациональных связей и развитие сотрудничества. Транснациональные сетевые сообщества обычно отличаются продвижением нормативных изменений в политике, которую они проводят с помощью общемировых информационно-пропагандистских кампаний.

В основе процессов, ведущих к возникновению и функционированию транснациональной активности общественных сил, лежит осознание возможности изменений в одной конкретной области глобальных проблем. Эта возможность может быть обусловлена как «открытием» значимости нового вопроса, так и переосмыслением старой проблемы.

В итоге ключевой компонент транснациональной активности в глобальном управлении заключается именно в ее упрямой попытке повлиять на законотворческую борьбу за права и узаконить верное понимание ключевых глобальных вопросов.

С этой точки зрения, организации гражданского общества следует рассматривать не только традиционно как структуры, решающие проблемы (предлагающие решения проблем, с которыми государственная власть справляется менее эффективно), но и как «генераторы проблемной повестки» (вводящие новые вопросы в проблемное поле международных отношений). В то время как восприятие несправедливой ситуации обязательно становится предпосылкой для действий, лишь осознание субъектом возможности положительно повлиять на такую ситуацию позволяет начать мобилизацию. Для такой мобилизации необходимы два элемента: концептуализация и политическая воля.

Мобилизация транснациональных акторов для решения глобальных проблем должна восприниматься как результат нескольких шагов.

Во-первых, важнейшим вызовом для любой транснациональной сети является способность представить проблемный вопрос таким образом, чтобы его воспринимали как сложный, актуальный и, в то же время, разрешимый. Каждая конфликтная ситуация должна быть определена четко и недвусмысленно: призывать к решению необъятной или нечеткой проблемы, как правило, менее эффективно. Любой выносимый на повестку вопрос должен быть представлен общественности как проблематичный и потому требующий действий. Он должен рассматриваться как неотложный, т.е. промедление должно быть неприемлемо. И, наконец, он также должен восприниматься как решаемый, как проблема, которую можно и нужно решать – в противном случае никакие действия предприниматься не будут. Поэтому первым шагом к мобилизации усилий международного сообщества является производство знаний и создания системы координат, обеспечивающей верное видение обсуждаемой проблемы.

Второй шаг заключается в распространении таких знаний вовне и их стратегическом применении. Это решающий этап, так как именно здесь информация в полной мере выходит в общественное пространство, таким образом приобретая политическое значение. Необходимо привлечь внимание глобального общественного мнения, захватить его воображение для очерчивания конфликтной ситуации таким образом, чтобы обсуждаемый вопрос ассоциировался с общим интересом, что требует вовлечения общественности. Здесь включается информационная политика. Часто, когда сети активно вовлекаются в деятельность сообществ экспертов по глобальным проблемам, они начинают восприниматься общественным мнением как надежные источники информации, что усиливает их влияние на политику. Именно на этом этапе общественные организации должны грамотно действовать в рамках открываемого системой окна возможностей для того, чтобы максимально эффективно достичь целевой аудитории, будь то политики, лидеры общественного мнения, или население.

Третий шаг необходим для того, чтобы задать стимул к переменам. Он заключается в запуске процесса приобретения законного представления рассматриваемого общественного интереса. В отличие от ситуации, когда государства монополизируют власть, а общественные акторы исключены из структуры международных отношений, здесь задача заключается в приобретении в общественной сфере признаваемой роли законных представителей общественного интереса. На вопрос «от чьего имени вы выступаете?" транснациональные сети должны отвечать, беря на себя представление общего интереса, а не интересов лиц, принимающих экономические и политические решения.

Как только транснациональным сетям посредством описанного выше процесса удалось сформировать вызов, привязанный к конкретной глобальной проблеме, возникает политический шанс для мобилизации и построения сети. Как только норма появляется, она может внедряться в институты и перемещаться между институтами в рамках процесса в настоящее время хорошо известного.

Конкурентный характер политики нормотворчества подчас недооценивается или просто игнорируется исследованиями гражданского общества. На самом деле, однако, процесс создания новых норм по сути своей дискуссионный. Каждый раз, когда общественными организациями выдвигается понимание новой нормы, отличная, зачастую противоположная интерпретация активно начинает продвигаться противоборствующими социально-экономическими акторами. Политическая среда, в рамках которой действуют на международном уровне общественные организации, особенно в случаях нормативной борьбы за новые нормы, является в высокой степени конкурентной.

Типичным явлением любого транснационального процесса, происходящего на международном уровне, является ощущение нестабильности, порождаемое возникновением неинституционализированных акторов и новых (прежде не существовавших) требований легитимизации в общественной сфере. Эти акторы стремятся заполучить отсутствующую политическую и институциональную силу, чтобы привести ее в соответствие с существующей у них социальной и экономической силой. Такие акторы, находящиеся вне правового поля, требуют своего включения в политическую систему путем развертывания различных стратегий: от умеренного лоббирования до агрессивного протеста.

В контексте возникновения новых политических факторов конституируется беспрецедентное глобальное общественное пространство, в результате чего старое, государствоцентричное видение международных отношений смешивается с новыми, не концентрирующими внимание на одном лишь государстве представлениями о мировой политике, создавая сложную карту идеологий. Это стало возможным благодаря частичной замене Вестфальской системы международных отношений, в которой власть и легитимность были ограничены территориально очерченными юрисдикциями, взаимодействовавшими исключительно на межправительственном уровне.

Глобальное общественное пространство остается основным местом, где разрабатываются и развиваются новые измерения и новые виды глобальной легитимности в противоположность нынешним интерпретациям. Это не обязательно влечет за собой реформистское или даже революционное понимание легитимной мировой политики, которое влияет на конкретные политические действия, но лишь шанс запуска процесса нормотворчества в международной политике делает эту глобальную общественную арену и ее идеальное содержание чрезвычайно важным для нынешней мировой политики. Именно на этот глобальный общественный дискурс и его элементы мы и должны обращать внимание, чтобы понимать и формировать будущие, долгосрочные трансформации мировой политики. И именно в этой сфере Мировой общественный форум «Диалог цивилизаций» играет важную роль.

Читать в оригинале