Переход к Новому мировому порядку? Многообразие транснациональной деятельности и споры о глобализации

Рафаэль Маркетти, профессор международных отношений Университета LUISS, Италия

Рафаэль Маркетти, профессор международных отношений Университета LUISS, Италия, специально для wpfdc.org

Политика – это противостояние теорий общественного устройства, а также инструмент их сочетания в целях организации мирного сосуществования различных сообществ.

Традиционный уклад, ограниченный рамками политических сообществ, уступает место достаточно сложному, комплексному механизму, взаимосвязи между элементами которого, и транснациональные взаимодействия приобретают всё большее значение.

Как следствие, споры о способах организации общественного устройства,  традиционно ведущиеся на национальных площадках, сегодня переносятся на международный и транснациональный уровень.

Ведущую роль в этом процессе приобретает противоречивый феномен глобализации. Его значение настолько велико, что традиционное политическое деление на правых и левых теряет всякий смысл, если не рассматривается в контексте глобализационного дискурса.

В последние десятилетия разработка альтернативных проектов в сфере мировой политики воспринимается обществом, не иначе как реакция на сдерживание или даже обращение вспять процессов глобализации.

Типичным следствием любых перемен на международном уровне стало усиливающееся чувство нестабильности, порождаемое появлением новых неинституционализированных игроков и ранее неизвестных требований к легитимации в общественном поле.

В контексте нового политического устройства появляется новая, беспрецедентная общественная площадка, на которой старые, государственно-ориентированные способы ведения международных отношений,  совмещаются с новым глобальным подходом к формированию мировой политики. В результате подобного слияния вырисовывается комплексная картина идеологического позиционирования.

Мировое общественное поле, в отличие от других современных механизмов, становится главной площадкой для разработки и совершенствования новых измерений и инструментов глобальной легитимации.

Благодаря именно глобальному общественному дискурсу и его компонентам, мы можем представить себе будущие изменения в мировой политике в долгосрочной перспективе.

В многообразии подходов к легитимному достижению глобальных общественных целей можно выделить несколько различных политических позиций. Следует признать четыре ключевых теории политического устройства, исключая неудавшиеся идеалистические модели:

1) теория мирового капитализма, как взаимодействие глобального свободного рынка с частными экономическими субъектами,
2) теория демократизации международных институтов, космополитическая модель с участием индивидуальных игроков и транснациональных институтов,
3) радикальная позиция альтернативной глобализации и этнической локализации, разделяемая большинством общественных движений,
4) дискурс диалога (или столкновения) цивилизаций, который обращается к макро-региональным участникам, часто в религиозном контексте.

 

                                                                              


Неолиберализм

Главным аргументом в дискуссиях о глобальной политике стало обращение к нормам и принципам модели неолиберализма, господствующей последние 30 лет в общественном и институциональном полях.

Идеальная модель неолиберализма основана на первичной роли экономики. Модель в первую очередь, воспринимает экономических агентов (предпринимателей, частные компании, бизнес сети и потребителей) в качестве ключевых фигур политической системы.

Соответственно, в данной интерпретации политическая власть в основном управляется группами предпринимателей (и только во вторую очередь потребителей), формирующих транснациональные сети элит. Влиятельные компании рассматриваются, как ключевые игроки во всемирной политической системе, предположительно гомогенной и максимально урезанной, в своём роде невидимой руке. Общественным организациям отводится роль универсального ключа, открывающего дверь в свободную политическую игру без каких-либо ограничений со стороны государств.

В политическом и экономическом контексте глобализации неолиберализм представляется идеальной теорией построения либертарианской глобализации.

Неолиберализм также является идеальной моделью мирового политического устройства, в основе которой лежит ряд конкретных установок, включающих глобализм, технократию, универсализм, личную свободу и конкуренцию.

В качестве морального и политического императива глобализм признаёт мировоззрение, при котором всё человечество участвует в процессе полномасштабной интеграции в единую мировую систему, не попадающую под полу-эффективную юрисдикцию отдельных государств.

Согласно принципу единообразия, индивидуальные характеристики не рассматриваются применимо к отдельному субъекту, а используется система универсальных оценок человеческих возможностей.

Понятие свободы подтверждает неоспоримое право каждого человека на личную автономию, выраженную в его способности добиваться личного успеха и экономического благосостояния через предпринимательство.

В мире Конкуренции мотивационную роль выполняет стремление человека к экономическим достижениям и благосостоянию. Таким образом, непрекращающаяся борьба за ограниченные ресурсы косвенно становится локомотивом общественного прогресса и технологических инноваций.

Космополитизм

Признавая важность других традиционных форм общественного взаимодействия, идеальная модель космополитизма подразумевает первичную роль политических и гражданских отношений.

В модели, при которой основными участникам политической игры являются отдельные индивидуумы (граждане), они и являются источником политической власти с глобальным многоуровневым управлением. Общественным организациям отводится роль отмычки, отпирающей  дверь в свободную политическую игру за пределами государственных ограничений.

В экономическом и максимально упрощённом политическом контекстах глобализации космополитизм предлагает реформистскую программу, основанную на социально-демократических и либеральных ценностях, целью которой является демократизация процессов глобализации без подрыва её основ.

Космополитизм - идеальная модель мировой политики, основанная на таких конкретных принципах, как глобализм, универсализм, гражданское участие и институциональная методология.

Глобализм предполагает единое мировоззрение, определяющее вектор развития всего человечества. Согласно принципу глобализма, отличному от разобщённых точек зрения различных политических сообществ, мы все являемся частью единой социально-политической системы. Соответственно наша линия поведения также должна формироваться на основе глобальных принципов, не основываясь на правилах и нормах отдельных государств.

Гражданское участие предполагает политическое право каждого индивидуума участвовать в любых сферах общественной жизни – другими словами, право на транснациональное, мировое гражданство.

Единообразие наделяет всех индивидуумов одинаковыми фундаментальными характеристиками и, соответственно, оценивает, независимо от места их рождения.

Иерархичность предполагает плюралистическую организацию системы управления. Функционирование разных уровней политической власти должно координироваться единым центром во избежание нарушений деятельности всего механизма. В то же время, в целях диверсификации управления должен максимально использоваться принцип субсидиарной ответственности.

В завершение, принцип институциональной открытости подразумевает организацию политической жизни согласно скорее формальным, нежели субстанциональным принципам справедливости. Общественная оценка корректности того или иного решения должна формироваться через соответствующие институциональные каналы, нежели опираясь на религиозные, традиционные или этнические суждения.

Локализм

Идеальная модель локализма базируется на превосходстве общественных отношений над остальными. Локализм признаёт возможность существования других отношений между людьми (напр. политических, экономических и культурных), но их доминантной формой считает общественную.  

Ключевыми фигурами политической системы в модели локализма считаются общественные организации (напр. неправительственные организации, общественные движения, транснациональные социальные сети). Таким образом, политическое управление осуществляется масштабной сетью локальных групп, функционирующих на основах принципов плюрализма и гетерогенности.

В максимально упрощённых экономическом и политическом контекстах глобализации, локализм предлагает прозрачную радикальную альтернативу современных глобальных трансформаций.

У модели есть два основных варианта развития, хотя и имеющих общую нормативную базу, но серьёзно разнящихся в политическом плане. Левый вариант – гражданская версия альтернативной глобализации; правый – племенной этницизм.

В итоге, локализм – это модель, строящаяся на основе трёх основных принципов: региональный базис, автономность и многообразие. В контексте альтернативной глобализации, стоит добавить ещё два принципа: гражданское участие и солидарность.

В отличие от классических унифицирующих моделей, в которых принцип регионального базиса считается отсталым и провинциальным, в модели локализма он играет основную роль и рассматривается, как неотъемлемая часть социальной и политической жизни.

Принцип автономности подчёркивает легитимность общественной власти. Во многих примерах автономность считается частью долгосрочного процесса деколонизации, влекущего за собой борьбу против любых форм господства как внутреннего, так и практического, или идеологического.

Многообразие является третьим ключевым инструментом локализма в борьбе против гомогенизирующих процессов глобализации, благодаря которым мы, возможно, скоро станем свидетелями модели общества, состоящего из лишённых всякой культурной идентичности анонимных потребителей.

К трём основным принципам подмодель альтернативной глобализации добавляет гражданское участие и солидарность.

Гражданское участие представляется не иерархичным, горизонтальным общественным вовлечением в процессы альтернативной глобализации.

Ещё одним ключевым принципом модели альтернативной глобализации является солидарность. Он подчёркивает важность транснационального сотрудничества в противостоянии местным политическим трудностям. Единство в региональном многообразии – основа модели альтернативной глобализации.

Цивилизационизм

Несмотря на то, что только в последние десятилетия цивилизационная парадигма превратилась в существенную составляющую мировой политической системы, она несомненно является неотъемлемой компонентой дискурса глобализации.

Цивилизационная модель базируется на первичности культурных и религиозных отношений. Цивилизационизм признаёт возможность существования других отношений между людьми, как политических, так и экономических, но их доминантной формой считает культурные и религиозные. Ключевыми фигурами в данной модели считаются цивилизационные и культурные элиты.

В максимально экономическом и политическом контекстах глобализации, цивилизационная модель предполагает сдержанное отрицание современных глобальных трансформаций.

Модель столкновения цивилизаций ищет возможности легитимного диалога, а также политического сотрудничества между различными культурами, руководствуясь следующими четырьмя принципами.

Согласно принципу культурного базиса каждая политическая сила имеет особые культурные и традиционные корни, и, соответственно, их нельзя унифицировать.

Принцип правящих элит предполагает, что культурные и религиозные элиты лучше подготовлены для понимания механизма функционирования социально-политической системы и способны на основе традиционных принципов принимать верные решения в конкретных ситуациях.

Принцип многообразия подчёркивает неповторимость и уникальность любых культурных традиций, тем самым опровергая принципы универсализма и вновь подтверждая основы плюрализма.

Уважение устанавливает единые нормы в обращении к любой цивилизации и отрицает, установленный в девятнадцатом веке, иерархический дискурс «цивилизация - варварство».

Принцип доброй воли рассматривается как ключевой компонент в установлении продуктивного диалога, ведущего к взаимопониманию (основанному на герменевтическом методе) и сближению цивилизаций.

В завершение, принцип не насильственности подразумевает мирный способ взаимодействия.

Заключение

Сегодня, в эпоху глобального ухода от системы однополярного мира, обостряется борьба за новый мировой порядок. Государства, а в особенности сверхдержавы, в целях сохранения влияния продолжают наращивать усилия во всех областях собственных интересов. Прочие игроки также активизируются. Они формулируют новые идеи и мировоззрения, принимают участие в общественной полемике, и в конечном итоге каждый мечтает стать одним из зодчих грядущего мира.

В мире не существует одной доминантной теории. Скорее, мы видим жёсткую борьбу приверженцев той или иной точки зрения. В конечном счёте, именно благодаря многообразию идей и мнений, в итоге новый мир будет сформирован, а мы и будущие поколения будем в нём жить.

Ссылки

Marchetti, R. (2009). Mapping Alternative Models of Global Politics. International Studies Review, 11(1), 133-156.

Читать в оригинале